Приют

8 463 подписчика

«Восточный» по-узбекски «Шаркий». Кто построит русский космодром вместо Ивана и Петра

«Восточный» по-узбекски «Шаркий». Кто построит русский космодром вместо Ивана и Петра

Русские «самозанятые», а по-простому, безработные мужики из Завалинска, Иван и Пётр, были тронуты вниманием президента.

Тот сокрушался о низких доходах россиян. Горько сокрушался. – Очень переживают, – говорил, – власти, в связи с их падением. Бедность «главным врагом» назвал, и сказал, что #россия начнёт усиленно бороться за рост доходов граждан.

Иван слушал выступление Путина по радио, перекапывая огород в усадьбе уважаемого бизнесмена Конрада Карловича. Пётр тоже всё слышал, он работал рядом, монтировал светильники на веранде новой бани.

Обидно было здоровым мужикам за гроши у местного «благодетеля» подрабатывать. Ведь были времена, успели молодыми при #ссср по стране поездить, мосты, дороги и дома строили, любую сварку, самую сложную бетонную и арматурную работу с завязанными глазами могли сделать, не придраться.

Советские строители (иллюстрация из открытых источников)
Советские строители (иллюстрация из открытых источников)

Слушали они, слушали, как хорошо президент говорит, душевно. И родилась у Петра и Ивана надежда, что удастся им наконец-то на настоящую работу устроиться, зарплату как раньше получать, долги Конраду Карловичу и банку отдать, жён да детишек радовать.

На БАМ, скажем, да хоть и на строительство какой-нибудь «торгушки» в райцентре, а уж в Москву сварщиком, арматурщиком или бетонщиком попасть, было бы не просто здорово, а невероятно хорошо.

Слушают мужики президента, каждое слово ловят. Чувствуют, что прямо про них говорит. Пётр даже занервничал, показалось ему, что уж слишком сильно Владимир Владимирович переживает за #общество в целом, и за жителей Завалинска в частности.

Закончил президент говорить, но толком сказал лишь про «социальную поддержку россиян», а про работу совсем ничего. Зато поручил правительству подготовить дополнительные предложения по этой самой поддержке.

Немного растерялись Иван с Петром. Но Володин обнадёжил. Пообещал он Путину, что новая Дума начнёт работать «без раскачки», чтобы создавать «условия для роста экономики».

Вячеслав Володин (иллюстрация из открытых источников)
Вячеслав Володин (иллюстрация из открытых источников)

Ну, если так, то будет у нас работа, разве #экономика бывает без рабочих рук, – решили мужики. Подождём, пока ему дополнительные предложения сделают, деваться-то всё равно некуда, уже хорошо, что президент в курсе, что в стране есть бедные и безработные.

Прошли сутки, и мужики поняли, что обещание Володин сдержал. Впрочем, может и не он, а кто-то другой, но «наверху» действительно начали работать «без раскачки».

Огинаясь по хозяйству у Конрада Карловича под привычные звуки радио, Иван и Пётр узнали, что буквально на днях на работу в Россию начнут завозить тысячи иностранных граждан из Средней Азии.

Ещё обиднее стало Ивану и Петру, когда диктор новостей сказал, что #политика властей заключается в том, чтобы привлекать приезжих к строительству «больших инфраструктурных объектов», в том числе на космодроме «Восточный».

О такой работе русские мужики и мечтать не могли. Да, честно сказать, и не мечтали. Отвыкли мечтать за годы, прожитые в зависимости от постоянной нужды.

– Слышь, Вань, – обратился Пётр к другу, когда они присели на брёвна перекурить, – интересно, а как будет «восточный» по-узбекски?

Космодром «Восточный» (иллюстрация из открытых источников)
Космодром «Восточный» (иллюстрация из открытых источников)

Иван исподлобья взглянул на Петра и отвернулся.

– Вань, а помнишь моего дядьку по матери, Иннокентия, – продолжал Пётр, – приезжал в гости, когда Олимпиада в Москве была, он ещё нам с тобой настольную игру «Морское путешествие» подарил?

– Не «морское», а «кругосветное», – хмуро отозвался Иван.

– Да ладно, пусть «кругосветное», просто я чего-то вспомнил, как он рассказывал, что в 1966 году Ташкент восстанавливал. Он ведь тоже строителем был, как и мы с тобой.

– И что?

– Да так, ничего, вспомнил почему-то. Ну, пошли работать, да надо аванс у Конрада спросить, что ли, Ольга просила муки купить, да фарша куриного, а дома денег нет. Как думаешь, даст?

Иван ничего не ответил. Он с силой вдавил окурок в бревно, встал, поднял лопату, сжав черенок так, что побелели костяшки пальцев, несколько секунд всматривался в коттедж «хозяина», где у входа стоял припаркованный «Гелендваген», и молча пошёл в дальний угол огорода. До темноты ему ещё нужно было вскопать две сотки земли.

РОСГОД – Россия. Годы. Дни.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх